КОНСТАНТИН МИХАЙЛОВ (konstmikh) wrote,
КОНСТАНТИН МИХАЙЛОВ
konstmikh

Categories:

Наша "новая" фотоанималистика (продолжение): ответ Н. Зиновьеву и С. Иванову.).





Мотался во вторник и только почти ночью прочел «о письме» и почитал обсуждение на блогах, в том числе у Димы Константинова. Оптимизма в отношении понимания обозначенной мною проблемы эти обсуждения не прибавили. Надо же, как сложно достучаться до людей в наше время в плане вопросов их поведения с камерой в природе. Впрочем когда было легко.

Итак, два участника фотосессии, изображенной на кадрах в статье западного журналиста и использованных в моем первом сообщении, выложили на своем блоге «открытое письмо» в мой адрес, в котором обвиняют меня в «очернительстве»  аж по 5-ти «ключевым клеветническим заявлениям».  Письмо выложено здесь - http://sergeyivanov-61.livejournal.com/980.html      Подписано - Николай Зиновьев и Сергей Иванов (ни того, ни другого лично не знаю). Раз письмо открытое, то буду открыто и отвечать.
.



Уважаемые Николай и Сергей!

Вы также легко бросаетесь обвинениями в клеветничестве, сколь бесцеремонно (я так считаю)  внедряетесь в жизнь дикой заповедной природы, - хоть с камерами, хоть с оружием. Всё это та самая безответственность «новых охотников» и «новых фото-охотников» (эти словосочетания стоят в кавычках – это образ мышления, коллективные представления, менталитет), которые мне чужды и неприемлемы для меня как дипломированного зоолога (ЗП, Биофак, МГУ; кбн) и полевика с почти 40-летним стажем, в том числе многолетними работами в уссурийской тайге, - работами с выраженной природоохранной тематикой.  При этом вы даже не считаете нужным (уже все трое) выбирать слова в мой адрес в своих комментариях на сайте Photo35, которые легко можно трактовать как оскорбительные. Но это, видимо, и есть проявление настоящей «мужской смелости», и я оставляю это на вашей совести, а здесь перехожу к вашим обвинениям. Но сначала прочтите Дополнение 1 к посту от 27.01.2012 и Дополнение 2 от 31.01.2012 в моем первом сообщение на эту тему. Возможно, они помогут вам разобраться в ваших собственных мыслях и понятиях. Один известный фотограф, который  тоже есть в Галерее, уже написал на своем блоге: «Я всегда и всем благодарен за критику, хотя, признаюсь честно, очень болезненно на нее реагирую. Но потом обязательно задумываюсь и этот минус превращаю в плюс». Может быть и вы превратите критику в ваш адрес в плюс.

1.Начнем с пунктов 2, 4, 5, которые выглядит попросту несерьёзно.

«Клевета № 2». «Связь Николая Зиновьева и Сергея Иванова, изображенных на фотографиях с Союзом Фотографов Натуралистов и с организаторами конкурса Золотая Черепаха». Помилуйте, вас что, к какой-нибудь фашисткой организации приписали или там, скажем, к нетрадиционным сексуальным группам? Чтой-то вы так сразу «очернились» и открестились от ЗЧ,  ведь и в Альбоме 2007 и 2008 ваши фотографии (медведи), по меньшей мере С.Иванова. Даже как-то обидно за ЗЧ, ведь в общественном сознании это замечательный конкурс, а вы от них как от чумы. Но так или иначе, у меня в тексте вот что написано: «В ней говорится (КМ – в статье Jennifer Lush) о фотографе (он, видимо, снимает эту сцену?),  который тоже член правления сфн (КМ - это неправда?). Оба других фотографа также хорошо известны по финалам ЗЧ и последнему конкурсу NG-РГО (КМ - это неправда?). В общем, одна дружная компания». (КМ - это неправда? Вы трое не дружная компания? Вы там случайно встретились и не знаете друг друга?).  И еще, вы пишите о конкурсном кадре С.И.: «В своей статье вы пытаетесь сказать, что он был снят с близкого расстояния с нарушением этических норм». Простите, но это вы так пытаетесь говорить (кто все-таки писал за вас эти пунктики?). У меня сказано, что «один похожий». Похожий – не по тому, какое фокусное расстояние, а в процессе каких фотосессий такие кадры снимаются (см. ниже). Просто смешно. Как дети малые.

«Клевета №4». «Развлечение за большие деньги». У меня написано: «В статье также говорится, что оплата за такие развлечения на заповедном озере – 700 $ в день». Что же, так и написано в той статье, которую мне прислали европейцы и из которой они узнают, о том, как ведется съемка медведей на заповедном озере и детали (в статье Source: news.com.au  Автор – Jennifer Lush: Visitors arrive by helicopter and fork out around $700 for a day trip, but many are willing to pay …». Вы не visitors? (а кто вы тогда – сотрудники заповедника?). Вы вообще читали статью, которая написана о вашей фотосъемке на основании интервью с вами (там цитируются фразы Игоря Гущина). Не я же давал это интервью, так что спасибо заповедник должен сказать вам, а не мне, если информация искажена. Я никогда не собирался в Кроноцкий заповедник и на Камчатку вообще и понятия не имею, какие у них расценки на сайте и насколько они соответствуют реальности. Но читать по английски я умею. Кстати, вся статья воспринимается мною как некая реклама-зазывалка (типа: "давайте приезжайте к нам, вот как у нас можно снимать медведей!"), и в этом плане, думаю, озвученная цифра дана не случайно. - Чтобы ориентировались. Впрочем, если кого-то эта цифра сильно раздражает, могу убрать её из основного тела поста. Пост не о заповедниках, а о «новой» фотоанималистике.

»Клевета №5». «Бывшие трофейные охотники». Укажите, где вас называют трофейными охотниками. «Бывшие трофейные охотники» употребляется в тексте единственный раз, и в отношении «руководства наших фотообъединений». Вы что, в руководстве? Вы себе льстите. Слово олигарх нигде в тексте не упоминается, и здесь вы опять себе льстите. Кстати, трофейная охота вполне легальна, и мое отношение к ней - это мое чисто личное отношение, как зоолога и просто неравнодушного к природе человека. Впрочем, его разделяют многие зоологи. Рад, если и вы разделяете с нами такое к ней негативное отношение, однако причисление кого-то к «трофейным охотникам» (скажем, по ошибке) не является крамолой. Фотографов, участвующих в фотосессиях, приведенных в моем основном сообщении, называют в тексте «новыми» фотоохотниками. И под этим подразумевается ИНОЙ менталитет, чем тот, что сформировался  в традициях отечественной фотоанималистики, тесно связанной с натурализмом. И этот менталитет суть
особые "коллективные представления", которые, как и всякие коллективные предстваления, разбираются безотносительно к именам и фамилиям. А если вы уверены, что по той пресловутой фотосессии (которую вы сами выложили в Интернет) у меня создался искаженный образ о вас, как натуралистах, и на самом деле вы трепетно относитесь к её объектам, то дайте ссылки на широкий спектр ваших работ в фотоанималистике и других жанрах, - работ, которые отчетливо иллюстрируют ваши устремления на стезе экопросвещения.

Переходим к пунктам  1 и 3, которые тесно связаны между собой.
«Клевета 1» и «Клевета 3». Там у вас много всего понаписано, не буду здесь дублировать.
Просто отвечаю. Мне, в общем, безразлично, сколько %% у вас съемок телевиком, а сколько широкоугольником, и я не могу  знать, сколько раз вы стреляли по медведям из помпового оружия или не стреляли совсем (этого мы проверить не можем, но раз берете их с собой – значит для чего-то).  Сколько было рядом с вами инспекторов и ученых. И какие у вас были разрешения и что вы сами понимаете под наукой и экопросвещением. Это пусть волнует дирекцию заповедников, которые вас нанимают. Я вас лично не знаю и  как людей вас не обсуждаю, ни строчки в теле поста (в отличие от вас). Игорь Шпиленок вот очень доволен вашей работой, вы у него на хорошем счету. И замечательно. Меня волнует (об этом пост), ЧТО вы выкладываете в сеть и ЧТО рассказываете  и показываете людям (нашим и европейцам). Чему вы их учите. Что узнают люди (молодежь в том числе, которой всегда хочется сделать также и «еще лучше») о том, как снимают «самых больших хищников» на заповедной Камчатке. А там видно другое. Там видно то, что я расцениваю как BAD. Если вы также снимаете на Аляске, то это  тоже BAD. Это мое экспертное мнение как дипломированного зоолога, который всю жизнь интересуется вопросами социо-психологии  млекопитающих и птиц. И я имею полное право на свое такое мнение, хотя оно может и не совпадать с мнением других специалистов. И тем более с вашим.

Картинки вашей фотосессии, изложенной в статье и помещенной на двух сайтах, я действительно не могу трактовать иначе, как fun-photography, т.е. как безответственное отношение к съемке хищных зверей (медведей) в дикой природе вообще и в заповеднике, в частности. Чтобы вы там не писали о высокой науке, договорах и т.д. Какое отношение эти ваши договора имеют к обсуждаемой проблеме? Никакого. Я сужу по тому, что вижу на фотографиях.  Почему я считаю, что это BAD, по одному из критериев, написано в Дополнение 2 от 31.01.2012 в основном сообщении. Повторяться не буду. По другим аспектам – ниже. В контексте фильма NGS о смерти В.Николаенко, ссылка на который дана в Дополнении, упоминание где-то о том, что С.Иванов – эксперт по медведям, звучит несерьезно. Ни один из ваших кадров медведей не ассоциируется у меня с наукой и каким-то познанием тайн живой природы. Это мое мнение прежде всего как зоолога и натуралиста. У кого-то еще может быть иное мнение.

Однако вы пишите интересные вещи об искаженном расстоянии между медведями и человеком на фото, о съемке с дистанционным управлением и т.д. Посмотрим, насколько этим вашим объяснениям соответствует текст журналиста, который со слов вашей съемочной компании (по тексту постоянно указывается, что это слова И.Гущина) дает описание для западного читателя этой вашей съемки. Вот перевод текста статьи в PDF, которая явилась основой для моего поста (на скорую руку, стиль шероховат, но по существу все верно): Source: news.com.au

Автор – Jennifer Lush                        Время публикации - 18/12/2011 (свежая статья?).
**ПЕРЕВОД** (английский текст см. в PDF, ссылка в начале поста).

*Любопытный бурый медведь тыкается носом в камеру.

* Он (медведь) занимается своим делом, …. когда надоедливый (pesky – также докучный, досадливый) фотограф приходит и сует камеру ему в морду (shoves a camera in his face)

* Вместо того чтобы смахнуть голову человека одним сильным ударом его лапы, что он мог бы легко сделать, этот любопытный бурый медведь тыкается в объектив своим носом.

*К счастью, фотограф достаточно проворен, чтобы щелкнуть затвором и получить изумительный кадр.

*Игорь Гущин – человек по другую сторону от держащей камеру руки – сказал, что он удивлен дружелюбностью медведя.

* Я ожидал получить некоторые кадры медведей ловящих рыбу в озере, но я никогда не думал, что один из них подойдет ко мне так близко.

* Контакт между людьми и медведями настолько необычен, что это крайне редко можно увидеть.

*Мистер Гущин (слева) находится в метре от идущего медведя, чтобы получить невероятный кадр зверя и его товарища фотографа.

*Фотографы сопровождали экспедицию по изучению поведения медведей во время икрометания лососи в Кроноцком заповеднике в России. (КМ-ремарка, - насколько я понимаю, самое «заповедное» время на озере?).

* На Дальнем Востоке России, Кроноцкий заповедник входящий в места Мирового наследия ЮНЕСКО, единственный открытый для ученых и около 3 тыс. туристов год.

* Посетители прибывают на вертолете и платят около 700$ за дневное путешествие, но многие желают платить эту цену, чтобы получить мимолетное впечатление от удивительных горных хребтов, вулканов, гейзеров и, конечно, чудесной живой природы парка.

*Хотя они выглядят сообразительными, бурые медведи самые большие наземные хищники и известны их непредсказуемым поведением по отношению к человеку.

*Касательно его отважных взаимодействий с медведем, мистер Гущин говорит: «Мы изучили поведение медведей и строго руководствуемся правилами безопасности.

*Однако невозможно исключить полностью риск, когда ты находишься так близко от медведей, и я бы не рекомендовал пытаться повторить наши собственные эксперименты.


Здесь ни слова не говорится про дистанционное управление камерой и прямо говорится, что медведь подходит именно к фотографу, а не к камере на штативе, брошенной на мелководье Курильского озера. Проходит в метре от него. Почему я должен верить вам здесь, а не журналисту в статье? В любом случае кто-то из вас говорил\говорит неправду, - либо журналисту, либо здесь. Статья свежая. Если журналист напишет мне (или дадите ссылку на его признание), что он исказил смысл ваших слов, наврал, вообще написал бред и отсебятину, я изменю трактовку этой фотографии. Обещаю. Но проблема в том, что на фотографиях я вижу как раз то, что не противоречит трактовке сцены автором статьи, и противоречит вашей. Упоминание же вами (где-то) о «снотворных зарядах» тоже вызывает большие сомнения. И заставляет усомниться, всегда ли вы говорите правду и только правду, как утверждаете. Комментарий к вашей фото-ссесии гласит: «Свинцовые галушки» ваши снотворные заряды. Других для помповых ружей «Бекас 12М» не выделывают». Здесь я не специалист, но примерно то же самое мне сказали знающие люди, мои знакомые. Прислали даже все картинки этого типа ружей и патроны к ним. И также мне не понятно, если рядом с вами находится охраняющий вас инспектор заповедника (как вы утверждаете), то как же он позволяет вам вступать в подобный контакт с медведем?! Это же явное нарушение всех возможных правил поведения с животными вообще и хищником, в частности, на охраняемой территории и явная подстава для человека, которому в силу его служебных обязанностей было приказано вас охранять. Если же его нет, то это также очевидное нарушение. Разве не так?


Все дальнейшее описание вами съемки, как вы снимали медведей на заповедном озере в ?самое заповедное время (медведи собираются на нерест лосося), лишь убеждает меня в том, что ваше мировоззрение, как натуралистов, кардинально отличается от моего, которое я считаю традиционным.  Хотя у кого-то еще из моих коллег может быть и другое мнение. Концепция заповедного дела и концепция национальных парков – это изначально разные подходы и мировоззрения. Заповедники рассматривались как эталоны природы, где не допускалось любое вмешательство человека в жизнь дикой природы, любое прямое и уж тем более визуальное и контактное взаимодействие с диким зверем (тем более «самым большим хищником»), которое может изменить восприятие зверем человека и через это – поведение зверя с последствиями для других людей. Об этом неоднократно писали Ф.Р.Штильмарк и А.В.Борейко. Конечно, идеального не бывает, и сами ученые, пытаясь изучать диких животных (но более подсматривать, действовать как следопыты), вступали с ними в контакт. Однако даже использование фото-капканов Ю.Шибневым и В.Медведевым для изучения жизни ДВ леопарда и амурского тигра, это все еще именно подсматривание за диким зверем (и вспышка и леска скрывались, по возможности уничтожались и запахи, человека зверь не видел). И это были все-таки единичные соприкосновения, поскольку шли от самих сотрудников заповедника (всегда малый коллектив). А такое безапелляционное вторжение в жизнь дикой природы на заповедной территории, когда фотографы просто влезают на кормовую территорию медведей со штативами и камерами, входят в постоянный визуальный контакт с ними (да хоть 30-50 метров – все в открытую на берегу и на акватории, - постоянный раздражитель для зверя), это, повторяю, ненормально для заповедника. И рядом с фотографами стоит егерь (егеря) с ружьями? А если это становится регулярным, по много раз в течение года,  то какой это заповедный режим? У Штильмарка  и Борейко, корифеев заповедного дела, было однозначно негативное отношение к такой практике (да раньше это невозможно было вообразить даже). И я целиком и полностью разделяю их озабоченность в этом вопросе, - как дипломированный зоолог, как натуралист, и как эксперт по развитию экотуризма (в фонде развития экотуризма «Дерсу Узала»). И для меня не имеет значения, если даже какие-то сегодняшние директора заповедников думают по другому. У меня на это счёт есть свое квалифицированное мнение, которое, естественно, может быть предметом открытого обсуждения (но отнюдь не предметом уничижения человека, как личности, в неприличной форме), в целях которого я, собственно, время от времени и даю такие посты.  «Неэтичное поведение в природе\заповеднике» - это очерченный семантический образ, который был задан, в частности, работами Штильмарка и Борейко. И в рамках этого образа, та съемка медведей на Курильском озере, которая изображена в кадрах вашей фотосессии и описана журналистом Jennifer Lush в статье о вас – это для меня однозначно неэтично (неправомерно, неуважительно) в отношении диких животных, статуса территории (резерват) и поставленных охранять вас должностных лиц (инспекторов). Если это даже единичный случай, а всю остальную съемку вы проводили из скрадков и специально обустроенных платформ (к которым звери привыкают и они по особому встраиваются в их когнитивные карты - но этого не было, никаких скрадков и платформ!), ничего не меняет. В моем сообщении речь идет о конкретной фотосессии, как примере недопустимого с моей точки зрения поведения фотографов в дикой природе, тем более на территории биосферного резервата.

И никакого «сваливания в кучу фактов» нет. Вы и тот же Сергей Горшков абсолютно одинаково смотрите на вещи (кадры его присутствия на озере с огнестрельным оружием в руках и вплотную к семье медведей также висят в Интернете, не буду здесь их давать, всем известны; он восторженно и поощрительно комментирует вашу съемку в своих комментариях). А говоря всем, что оружие необходимо (медведи опасны!), вы все (и вы, и он) только расписываетесь в своем неприемлимом для меня "природохранном". "заповедном",  "натуралистическом" мировоззрении. В вашем присутствии там с камерой, прямо среди кормящихся на лососях медведей, на их кормовой территории, с огнестрельным оружием, нет никакой необходимости. Это всё ваше «хочу», а не «надо» (природе). Вы навязываете себя (свои удовольствия) природе и требуете от неё жертв. А получить разрешения и подвести под это «хочу» «обоснования» нет никаких проблем. И если заповедник требует от вас для выполнения фото-проекта таких подходов к съемке (в чем сомневаюсь), то это очень странно. Никто не позволит вам даже в африканских парках (исходно совсем иная концепция охраны природы) вылезать с оружием из машины и ходить  с камерой и берданкой на взводе среди львов (а машину  звери воспринимают совсем по другому). На тех территориях в парках США, которые известны как wildlife refuges (это как раз аналог заповедному режиму) даже сходить с тропы категорически запрещено. А в определенные «горячие» для зверя периоды туда вообще никого не пускают.

Что касается инспекторов заповедника, то у них могут быть разные мнения . Я знаю мнение покойного Владимира Злотникова, как оно было представлено в фильме Дмитрия Шпиленка. Об этом у меня был пост - http://konstmikh.livejournal.com/35619.html
В.Злотников говорит в фильме: «Самое главное противоречие – я должен защищать животное (это заповедник), … я должен охранять покой природы… а человек с камерой, которого я должен защитить, нарушает правила общения с животным, … а я должен работать на этого человека, чтобы он снял этот кадр – полный дискомфорт в моей душе, в моей голове…. Хотелось бы ограничить любого профессионала …». И мнению этого натуралиста по данному вопросу я доверяю даже больше, чем, скажем, некоторых известных натуралистов-фотографов. И я рад, что все больше и больше народу, в том числе молодых ребят, начинает понимать, в чем смысл слов Владимира Злотникова.

Не буду комментировать два последних абзаца вашего письма. Противно. Возможно, для вас это привычный стиль поведения и общения,  как для «новых» фотографов и отчасти ?бизнесменов (?менеджеров), но натуралисты всегда решали вопросы открытым обсуждением всех проблем – за круглым столом и на конференциях. Я написал здесь, что думаю о конкретной фото-сессии с медведями, выложенной в Интернете и в статье (где бы и кем бы эта фотосессия не была сделана! - персоналии меня не волнуют) в исключительно выдержанных тонах и апеллируя только к здравому смыслу в контексте определенных (моих) взглядов  на заповедное дело и традиции нашей фотоанималистики, а также в контексте моих знаний биолога о природе и животных. И также хочу вам  напомнить, что предвзятое обвинение в клевете и очернительстве также может рассматриваться как клевета и очернительство. Также полагаю, что стоит следить за своей лексикой в плане личностного обращения в ходе дискуссии. Ведь наверное считаете себя людьми образованными и интеллигентными.

На этом мой ответ вам окончен. Я очень надеюсь, что кто хочет разобраться в вопросе (и безотносительно к персоналиям, включая и меня), прочтет мой основной пост, Дополнения к нему, «открытое письмо» мне и мой ответ на него. Посмотрит на факты и на их толкования в равной степени (обязательно прочтет английскую статью в PDF!) и сделает свой вывод и о нашей «новой» фотоанималистике и относительно того, всегда  ли и во всем вы говорите правду. Или все-таки временами лукавите в угоду своим съемочным интересам, результатам съемки и своему ожидаемому имиджу. А также относительно того, насколько оскорбителен (или нет) ваш стиль разговора с совершенно незнакомыми вам людьми.



*****
Удален абзац, не имеющий отношения к теме данного поста.



Добавление от 2 февраля 2012 г. (P.S. к «открытому письму», мне, фотографов
Н. Зиновьева и С. Иванова.).


Это совсем замечательная приписка к «письму», типа «сам дурак». И очень показательная (для меня) с точки зрения мировоззрения «новых» фотоохотников и приёмов уже «наших парней» в ведении дискуссии.

Приведенные ими слова Марка Карвордайна (Mark Carwardine) относятся к разделу «use of animals models”, т.е. использование вольерных животных для коммерческой съемки, иногда с временным вывозом их на природу (как часто поступают с пумами, в его примерах)  и нередко с подачей этой съемки, в дальнейшем, в качестве поведения диких зверей в дикой природе. Пример такой съемки дан в перовом ряду моей Галереи. Это известная история С.Горшкова о «диких волках России», которую в 2009-2010 гг прочли тысячи читателей блога Wild Wonders of Europe и читеталей журнала BBC Wildlife. Очень странно, что авторы письма этого не замечают (и комментировать те фото они отказались на их блоге). В тоже время, по-видимому, хотят приписать такую съемку с использованием вольерных моделей мне? Не знаю, как они сами оценивают подобные свои действия юридически (на этот счет они могут посоветоваться со своими адвокатами), но это точно неэтично. В моем понимании слова этика. Да и попросту глупо.

И в отношении этой съемки (с «моделями», даваемыми за плату в аренду фотографам) Марк Карвордайн высказывается однозначно отрицательно. И дает картинки коммерческого содержания животных для таких съемок (в страшных условиях, по несколько особей в одной клетке). И далее идет его пассаж о тех, кто затем трактует такую съемку как съемку диких зверей в дикой природе: «What's worse, photographers may hire animals models, pass them off as wild, and even concoct elaborate stories about how they spent weeks or months in the field to get their shots. This is unforgivable.”
(«Что еще хуже, некоторые фотографы нанимают таких животных, как моделей, снимают их как диких вне вольер, и затем стряпают пространные истории как они провели недели и месяцы в дикой природе, чтобы получить эти кадры»). О ком он это пишет, авторы “письма” не знают случайно?

Неужели авторы письма думают, что Марк Карвордайн против съёмок животных в открытых вольерах (огороженных территориях естественного ландшафта с оборудованными по периферии площадками и хайдами для съемки), как скажем, на территории парка «Баварский лес» в Германии? ( как раз моя съемка, использованная ими в «письме»). Они ошибаются. Таких известных парков в Европе немало и такие открытые вольеры были созданы намеренно, чтобы фотографы не беспокоили крупных, редких. уязвимых животных в дикой природе (ибо фотографов там уже слишком много). Правила поведения и съемки на природе в Европе, конечно, гораздо строже, чем скажем, в Америке, и они не хотят вот таких ситуаций, как в некоторых американских парках:
http://www.nationalparkstraveler.com/2011/07/grand-teton-national-park-refines-bear-watching-guidelines8523    К слову сказать, и я не хочу, чтобы наши заповедники развивались в таком направлении. Такая коммерциализация нам не нужна (и об это много писали и Ф.Р.Штильмарк и А.В.Борейко). Любая съемка и само посещение территории вольер и всего парка (Баварский лес) бесплатна (все платят только за парковку машин в отведенных точках парка, плата смешная), как и во многих парках Европы, даже в горных парках совсем небогатой Испании. И это не есть содержание вольерных животных для фотосъемки в «коммерческих целях» (авторы письма просто передергивают фразы Марка из продолжения этой главы). »Практически все кадры европейских рысей, волков, диких кошек для изданий о фауне Европы снимаются в Баварском лесу и других подобных парках (ирбиса снимают в одном из шведских парков), но никто не пишет, естественно, что животных снимали из скрадков в дикой природе, просидев недели и месяцы на Алтае, в Гималаях и т.д. И такие открытые вольеры создаются намеренно. Я считаю, например, что съемка ирбиса, в природе, должна быть категорически запрещена, за исключением, быть может использования современных фото-капканов (и это должны быть эксклюзивные фото-проекты под контролем профессионалов-зоологов). Но это особый вопрос и я как-нибудь дам по нему развернутый самостоятельный пост (о Баварском лесе). У Марка Карвордайна есть вступительный абзац по поводу съемок в зоопарках (начало главы Сaptive subjetcs), и он пишет, что even well-travelled pros sometimes work in zoos.., и у него двойственное отношение к такой съемке. Но эта «двойственность» имеет отношение не к самой съемке и не к содержанию животных в зоо-парках (в Европе это не зверинцы), а к использованию таких кадров в журналах и книгах. Но и этот вопрос он оставляет открытым.

И последнее. Съемка со вспышкой обычно запрещается в темных помещениях (типа «ночных домиков»). И когда это так, об этом есть транспорант. В дневное время вспышку используют (для подсветки) регулярно даже при съемке птиц в природе. Ничего неэтичного в этом не вижу. Но если авторы «письма» считают, что это неэтично и могут обосновать свою позицию (но не ссылаясь на то, что Марк Карвордайн никогда не писал), то имеют на это полное право. Никакой клеветы на себя с их стороны здесь не вижу. Это все обсуждаемые вопросы, которые должны решаться в свободных дискуссиях за круглым столом. Сам я давно не использую вспышку при съемке животных и обычно даже не беру ее с собой (использованы мои кадры еще пленочного времени, 2000-20021 гг) . А вот на Камчатке, на том же Курильском озере, ее используют при съемке медведей даже с близкого расстояния  (пример дан в конце). Почему авторы письма так избирательно подходят к иллюстрированию того, что они считают неэтичным в фотографии, я не знаю (возможно потому что Михайлов, в принципе, не может награждать их призами на конкурсах?). Именно в такой акцентированно личностной и в то же время селективной трактовке разбираемых вопросов  я вижу глубокое отличие подхода авторов "письма" по сравнению с моим постом..




И  еще раз повторюсь: дело не  в каких-то препираниях между личностями и группами фотографов, как хотят представить это дело  некоторые любящие пообсуждать ВСЯКОЕ «жаренное» читатели соц.сетей, которые на самом деле элементарно "не в теме" (и таких, оказывается, немало - печальное явление). Речь идет о серьезной проблеме – о том, с чем в голове приходит фотограф с камерой в природу, особенно в резервате, и что он хочет принести своей фотосъемкой широкому кругу людей (коли выкладывает в сети фотосессии, подает фото-очерки в журналы и т.д.). Чему он их учит в конечном итоге, намеренно (понимая, что делает) или ненамеренно (не понимая), Какое у меня к этому личное отношение, как зоолога, фотографа, эксперта по развитию экотуризма, описано - в основном посте
- и продолжено здесь..

ДОПОЛНЕНИЕ  1 от 07.02.2012

Посмотрел «обсуждение проблемы» на сайте 35photo (http://nsz.35photo.ru/journal/4072.html).

Помои в мой  адрес – это можно пропустить. Уже проходили и переживем.  Не в этом дело. А в том, что проблемы для людей «там» не существует. Ни слова о ней. То есть проблема одна: кто-то осмелился критиковать «наших парней». Кто он такой!? Да мы его в порошок сотрем! В какой-то момент, когда «наши парни» возмутились, даже на секунду засомневался, может быть кто-то из них действительно не причем? Ну влип в эту фотосессию, интервью журналисту не давал, может и не знал о статье  и т.д. Но может быть не понимает, тёмный еще человек? В заповеднике не объяснили, не до этого.

Но вот почитал выступления и понял: тип «нового» «фотографа-натуралиста» штампуется уже на полном ходу. И клоны (в мозгах) сбиваются в стаю. Никакого «закона джунглей» для этой стаи не существует. Они будут рвать любого, кто встретится на пути. Кто помешает их «хочу» и «заплачу». И волки их будут бояться, будут прятаться по джунглям. О том что натуралист – это «познающий природу», стая не слышала (но красивое слово в обиход взяли). Для них природа – это тот же «ресурс»: получить удовольствие «от природы», «за счет природы». И всё. А там хоть трава не расти.

И ещё посмотрел «обсуждение» на форуме wplclub. Здесь уже просто шедевры. Два активиста сфн, молодой В.Медведев и искушенный в этих делах тов-щ В.Тяхт соревнуются друг с другом  в потоке изощренных оскорблений в мой адрес. Воистину, «интеллигентных людей видно издалека".



ДОПОЛНЕНИЕ  2 от 07.02.2012

А на блоге С.Иванова (где опубликовано «открытое письмо» мне)  довольно пространно выступил В.Мосейкин. О том, что такое экотуризм и как он должен у нас развиваться (и заодно как обустраивать фото-анималистику). Это интересно почитать. Есть правильные мысли «вообще» (с которыми я просто не могу не согласиться), хотя автор как бы не замечает (позволю заметить, - лукаво), что у нас речь идет именно о заповедниках. А заповедники – это ДРУГОЕ.  И есть много спецов по вопросу посильнее меня (те же В.Рябцев, А.Зименко, Н.Формозов), которые могут поспорить с В.Мосейкиным (см. комментарий В.Рябцева в самом конце, см. также о подмене понятия «экопросвещение» на «пиарсвещение» у Ф.Р.Штильмарка).  И это именно то, чему Центр Охраны Дикой Природы мог бы посвятить конференцию и (как часть ее) – круглый стол по вопросу, что такое фото-натуралистика и что такое фото-натуралист. Но категорически не могу согласиться с В.Мосейкиным касательно его «доброго отношения» к конкретной фотосессии С.Иванова, которой и посвящен весь сыр-бор. Впрочем, специалистом по медведям Мосейкин является в пять раз меньше меня (я все-таки 10 сезонов отработал в уссурийской тайге среди медведей), а отношение специалиста, того же М.Кречмара таково, что сожрут их рано или поздно (а значит какому-то инспектору врежут по полной…). Да и фильм NGS о расследовании гибели Николаенко однозначно ставить все точки над «I» - чего стоят все эти заявления о знании поведения медведей  и т.д. Также печально, что автор рассуждений, известный фотоохотник, не знает, что ландшафтная фотография это тоже фотография природы, хотя и не фотоанималистика (другой жанр)..

На том же блоге есть забавное «откровение» тов-ща Тяхта. Это  по поводу снимка медвежонка И.Гущиным дистанционной камерой «в упор» и о том, что ради этого кадра И.Гущин пожертвовал своей камерой и т.д. Тов-щ Тяхт как бы не замечает, что медвежонок в кадре и молодой медведь на кадре-заставке к посту – это совсем разные звери. И обсуждение идет именно этой фотосессии (где три фотографа снимают уже серьезного молодого медведя почти в упор), а «морда в упор» - это лишь косвенный упрек в контексте того, как это кадр трактуется в статье. И еще  он не замечает (как бы), что камера на штативчике с широкоугольником  - в 20 см от земли - не оставлена на удачу (а вдруг кто подойдет), - это было бы бессмысленно, ведь этак и месяц можно ждать впустую (это все-таки не у гнезда птицы камеру на штативе оставить – там-то точно прилетят), а нацелено оставлена перед медвежонком (он ее видит и чует, заинтересовался ей) - после подхода к нему, и оставлена как раз ради «крутого» кадра. Других вариантов я не вижу. То есть, по сути, никакой разницы в плане близкого взаимодействия с диким зверем и в плане никчемного мотива съемки (просто «прикольный кадр») в сравнении с тем, как если бы медвежонок уперся в телевик на камере в руках фотографа. И разве неизвестно этим нанимаемым заповедником фотографам первое правило – к медведице с медвежатами не подходить близко ни при каких условиях. И не только потому что это опасно (даже В.Николаенко не бравировал такими вещами), но потому что в таком возрасте медвежонок как раз запечатлевает человека особенно остро (и вид,  и запах) - перестает бояться его, и это прежде всего подстава для медвежонка, когда он  вырастет. Ведь в центрах реабилитации брошенных медвежат главная проблема  как раз в том, чтобы отучить молодого медведя от привычного образа человека. Заставить его бояться человека. Потому что в российских условиях, - в противном случае - , это верная смерть для медведя (и волка тоже). Да и не только в российских  – могу рассказать конкретные случаи отпуска на природу выросших в вольерах волчат в НП «Баварский лес». Все получили свою пулю.




Tags: discussion, дискуссия, обсуждения, проблемы анималистики
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 39 comments