КОНСТАНТИН МИХАЙЛОВ (konstmikh) wrote,
КОНСТАНТИН МИХАЙЛОВ
konstmikh

Category:

Библиотека эволюционистики: "Методология науки".


(рисунок из статьи Denis Noble, Experim. Biology 2015. Для общей иллюстрации мотива поста).



Сколько раз думал, что если бы все коллеги, делая конспект\реферат прочитываемой статьи\книги (не сугубо технической статьи, конечно) выкладывали бы их в сеть, то таким путем создавался бы ЖИВОЙ РЕФЕРАТИВНЫЙ ЖУРНАЛ. Сколько времени можно было бы сэкономить всем вместе! Для себя я решил так делать: многие конспекты пишутся наспех и исчезают навсегда в забытых лабиринтах забытых папок разных компьютеров (не всегда успеваешь перебрасывать туда-сюда даже и через dropbox и его аналоги); выкладывание в сеть - дополнительная подстраховка не потерять навсегда проделанную работу. То есть делаю это для себя. А может быть кому-нибудь еще пригодится. Наука ведь коллективный процесс.

Начнем со статьи Александра Позднякова, что была под рукой.   А.А.ПОЗДНЯКОВ "Методология науки" (Философия науки N1(52) 2012). В этом журнале выходят многие статьи Александра по вопросам истории, методологии и теории биологии, в том числе и может быть даже в первую очередь, - эволюционистики. Как всякий образованный и думающий биолог, он не принимает редукционизм "генетической программы" СТЭ (please, не бросайтесь в меня камнями, друзья и коллеги, влюбившиеся в простоту неодарвинизма со школьных времен, - просто добавьте три смайлика к эпитету "всякий" и никаких проблем), но и парадигма ЭТЭ для него не идеальна (много вопросов к принципу естественного отбора); ближе всего его мировоззрению, как понял, позиция Н.Я.Данилевского, которая, впрочем, для меня не совсем ясна в отношении понимания им эволюции морфогенеза в её позитивной (не критической) части (Данилевский не успел опубликовать свое понимание морфо-генетического принципа эволюции).

Однако эта статья не о теории эволюции, но очень полезная: в ней дается краткий обзор наиболее серьезных попыток человеческого ума (Поппер, Кун, Лакатос и другие упорядочить, классифицировать концепци\теории науки. Конечно же (IMHO) такие классификации не отражают что-то онтологическое, но они задают нам некий осмысленный узор восприятия разнообразия (в данном случае концепций и теорий, как попыток систематизировать предметное знание и интегрировать его в структуре какого-то мета-языка), а всякое осмысленное восприятие и есть "опознание ситуации" - важнейший операционный элемент "психологии поведения" любого наделенного высоко развитой психикой индивидуума, будь-то синица (или, допускаю, велоцераптор), или Homo sapiens.
.

Теории биологии.

1."До сих пор в биологии пользуется широкой популярностью идея «единственно верной эволюционной теории», приверженцы которой оценивают другие теории как «ненаучные».

2. "После того как был снят советский идеологический пресс, отношение российских сторонников доминирующей в биологии синтетической теории эволюции (СТЭ) к инакомыслящим приобрело более «мягкий» характер, причем акцент делается на борьбе с креационизмом, а наличие разногласий среди самих биологов либо просто игнорируется, либо последователи СТЭ обвиняют сторонников иных теорий в некомпетентности".

Что такое научная деятельность?
"В обыденном представлении, научная деятельность включает в себя сбор фактов, затем их систематизацию или обобщение. Анализ систематизированной совокупности фактов позволяет создать гипотезу или теорию, нацеленную на объяснение исследованных природных явлений, и в том числе построение причинно-следственных связей между ними. Вершиной теоретической деятельности является теория, способная дать прогноз".


[*КМ - влезу здесь с небольшим комментарием. На самом деле, как далее аргументирует автор, порядок "мыслительной деятельности" иной, и в целом соотношение между реальностью и человеческой мыслительной деятельностью сложнее. Это "соотношение" представляет предмет исследования и рефлексивного осмысления особой науки, Психологии мышления, в которой исторически сложился свой язык "опознания фактов" и описания ситуаций из этой области (см. подробнее мое Примечание 1 в конце поста), но биологи, свободно владеющие языком классической научной философии ("свободно владеть языком", - это как плавать подобно рыбе в воде, играть на пианино с закрытыми глазами, думать в символах математики или нотами) пытаются и эту сферу отношений между реальностью и сознанием отобразить на языке философии. По отношению к языку психологии мышления это другой язык, и потому оба подхода семантически дополнительны друг к другу. Жалко только, что среди биологов резко преобладают те, кто свободно владеет именно языком философии (как результат, статьи на первом языке принимаются в Журнал Общей Биологии, а на втором скорее всего нет - не привычно редакции). Между тем второй язык, как мне кажется, позволяет более тонко "препарировать" предмет изучения. К тому же в психологии, изучающей соотношение сознания и реальности, есть и экспериментальные направления, такие как исследование микрогенеза зрительного образа. Философский подход опирается только на мыслительную рефлексию. Но так или иначе, многие асы во владении языком "философии науки", включая Поппера и Куна пытались анализировать и эту область. Автор статьи обращается к этим попыткам].


Соотношение между реальностью и человеческой мыслительной деятельностью.

Символика трех миров К. Поппера.

"Первый мир, согласно его представлениям, – это мир физических объектов" (и шире - "включает все, что находится за пределами сознания человека и что может являться объектом мыследеятельности".
Второй мир включает состояния человеческого сознания, т.е. это мир познающего субъекта.
Третий мир –это мир объективного содержания мышления, т.е. в нем находятся теоретические системы, проблемы, концепции, гипотезы и т.д.

Согласно представлениям К. Поппера, хотя цель работы ученого состоит
в создании гипотез или теорий, объясняющих структуру и функционирование природных объектов, гипотезы формулируются достаточно редко в результате обобщения фактов. Чаще всего ученый добывает их другими и разнообразными способами. И интуиция в этой деятельности занимает далеко не последнее место.

"Также у К. Поппера факт трактуется несколько по-иному. Нельзя собирать факты, не располагая какой-либо гипотезой, так как факты имеют смысл лишь в рамках уже существующей гипотезы или теории. «…Я пытался внушить эту мысль группе студентов-физиков в Вене, – пишет К. Поппер, – начав свою лекцию следующими словами: “Возьмите карандаш и бумагу, внимательно наблюдайте и описывайте ваши наблюдения!” Они спросили, конечно, что именно они должны наблюдать. Ясно, что простая инструкция: “Наблюдайте!” является абсурдной. …Наблюдение всегда носит избирательный характер. Нужно избрать объект, определенную задачу, иметь некоторый интерес, точку зрения, проблему» [Поппер, 1983. Логика и рост научного знания].



[*КМ - очень схожие с Поппером мысли излагает М.А.Шишкин в своих статьях, посвященных этому вопросу -"Эволюционная теория и особенности научного мышления", 2009; -"Эволюционная теория и научное мышление" (2010). То есть, опять же рефлексируя эту область на языке научной философии].


"Итак, в мире природы познающий субъект очерчивает некоторую группу явлений, которая требует исследования и объяснения" (...) "Задача исследователя заключается в создании модели, гипотезы, теории, включающей в себя систему понятий, объясняющей свойства и связи всех явлений данной группы".
Принцип фальсификации ("принцип научности теории) Поппера можно выразить и так: теория научна, если она объясняет не весь потенциальный фактологический объем данного рода". И наоборот.
Автор дает такой пример;
"Например, с этой точки зрения теория эволюции путем естественного отбора не является научной, так как с позиции данной теории любое биологическое явление объясняется тем, что оно возникло в результате действия естественного отбора [Любищев, 1982]".



[*КМ - совершенно также, даже с той же ссылкой на Любищева, можно "приложить" этот принцип к ХТН и СТЭ: любое биологическое явление объясняется тем, что за ним стоит изменение генотипа; все рассуждения о дивергенции и видообразовании строятся на необходимости "защиты адаптивного генофонда". Автоматом и без возможности какой-либо проверки.

(*КМ -  Принцип фальсификации, насколько я читал, не рассматривается сейчас в структуре теоретического знания как нечто строго обязательное. То есть за рамками экспериментальных наук, в естествознании, могут быть правильные концепции, к которым не приложим принцип фальсификации. Но поскольку по большому счету это "не моё" (научная философия, - мне ближе язык психологии мышления), то я лучше здесь помолчу, за неимением конкретных ссылок и конкретных формулировки из адекватных статей).

Принцип дополнительности в биологии и Принцип Чемберлина (С.В. Мейен):
(принцип множественных рабочих гипотез): "потенциальный фактологический объем
данного рода может быть объяснен лишь в рамках нескольких научных теорий (гипотез). В простых случаях теорий может быть две (*в сложных больше). "Например, в рамках систематики таксоны рассматриваются как неизменные объекты, в рамках же филогенетики – как непрерывно изменяющиеся, поэтому Я.И. Старобогатов [1993] считает, что представления систематики и филогенетики о таксонах следует рассматривать на основе принципа дополнительности". (...).

Теория органической эволюции исследует изменения не только различных объектов: популяций, видов, надвидовых таксонов, биоценозов, она также рассматривает изменение этих объектов с различных сторон. Объяснить все это изменчивое разнообразие вряд ли возможно с по- мощью двух логически непротиворечивых теорий".


[*КМ - как частный из этого случай можно утверждать, что история популяций как генофондов, морфотипов и социо-это-экоморф не может быть отражена систематикой, оперирующей понятиями вид и подвид, в единую плоскость которых эклектично проецируются все три исторически (по времени) неконгруэнтных друг другу уровня биологической организации и адаптациогенеза].


"Таким образом, принцип Чемберлина просто обязывает науку быть плюралистичной. Наличие единственной теории в какой-либо
естественнонаучной дисциплине говорит либо о плохой изученности
явлений, с которыми имеет дело эта дисциплина, либо о ее догматичном характере".



Формы естественнонаучного плюрализма.

Парадигмы. Греческое παράδειγμα означает «пример», «образец», «доказательство». даются по Т.Куну (Структура научных революций. – М.: Прогресс, 1977). "Кун, использовавший это слово для обозначения определенной основы науки и научного сообщества, указывал на его многозначность. В первую очередь под парадигмой он понимал то, что объединяет членов данного научного сообщества. Так, в широком смысле парадигма может рассматриваться как «дисциплинарная матрица», компоненты которой включают:

а) «символические обобщения» – «выражения, используемые членами научной группы без сомнений и разногласий»;
б) «метафизические части парадигм» – общепризнанные предписания;
в) ценности – критерии, с помощью которых оценивается сущность научного исследования;
г) образцы, способы проведения научного исследования.

".... в период "нормальной науки" решаются «три класса проблем», – это «установление значительных фактов, сопоставление фактов и теории, разработка теории». (...) "...расширение сферы применения парадигмы рано или поздно приводит к выявлению аномалий – феноменов, необъяснимых в рамках принятой парадигмы" . Неспособность объяснения аномалий рассматривается как проявление кризиса господствующей парадигмы".

Далее рассматриваются, по Куну, три исхода кризиса господствующей парадигмы и сложный процесс принятия новой парадигмы (также в вариантах; один из них - когда новая теория является теорией более высокого уровня, включающей одну или несколько предшествующих теорий более низкого уровня.


[*КМ - я на данный момент считаю (но не автор статьи), что ЭТЭ является теорией более высокого уровня по отношению к СТЭ. См. Примечание 2 и рисунок к нему].

"В основе предложенной Т. Куном модели развития науки лежит точка зрения, что теория – это простой способ интерпретации явлений ученым, т.е. она рассматривается в качестве инструмента для решения «головоломок». Степень соответствия теории и реальности  считается второстепенной по отношению к инструментальному характеру теории".

Автор статьи считает это упрощением, как и утверждение, что в периоды «нормальной» науки подавляющее большинство ученых следуют принятому стереотипу объяснения. " Такой взгляд мог сложиться при чтении учебников, которые пишутся представителями господствующей парадигмы, или научной периодики, которая контролируется ими же. В периоды господства одной парадигмы существует немало ученых, разрабатывающих альтернативные теории, но эти теории редко публикуются, так как отклоняются сторонниками господствующей парадигмы как «ненаучные».


(*КМ - здесь трудно не согласиться с автором статьи - см. Примечание 3, пассаж из книги Льва Кривицкого "Эволюциоизм").

Научно-исследовательские программы.
Подход И. Лакатоса. [История науки и её рациональные реконструкции, 1978) .
"Согласно взглядам И. Лакатоса развитие науки представляет собой смену научно-исследовательских программ. Каждая включает:
- «жёсткое ядро» – привычная (конвенциально принятая) совокупность положений, которая не подлежит пересмотру.
- «позитивную эвристику - «определяет проблемы для исследования, выделяет защитный пояс вспомогательных гипотез. Предвидит аномалии и победоносно превращает их в подтверждающие примеры».
- «отрицательную эвристику», которая запрещает пересмотр положений «жесткого ядра» в случае аномальных фактов и включает вспомогательные гипотезы, которые образуют «предохранительный пояс» на случай аномальных фактов.



Познавательные модели.

1.В рамках семиотической (схоластической) познавательной модели природа рассматривается «как текст, который надо уметь правильно прочесть, или как шифр, который надо разгадать» [Чайковский 1992]. Эта модель является исходной для европейской науки. (...). В биологии семиотическая модель используется в генетике, в рамках которой онтогенез трактуется как процесс реализации текста ДНК. Некоторые биологи предлагают считать ее базовой моделью живого [Заренков, 1988].

2.В рамках механической познавательной модели природа рассматривается как машина, механизм. Целью ученого являются описание природных механизмов и вывод уравнений, задающих движение. Пик развития этой модели приходится на первую половину XIX в., причем теория эволюции Ч. Дарвина рассматривалась ... как завершающий штрих в механической картине мира...

3.В рамках статистической познавательной модели природа рассматривается как баланс, равновесие разнонаправленных процессов. В теоретической биологии к этой модели можно отнести представления Г. Спенсера и Э.С. Бауэра.

4.В рамках системной познавательной модели природа рассматривается с позиции целостности.

5.Выделялись и более экстравагантные познавательные модели: диатропическая (природа рассматривается как сад); этико-эстетическая (природа рассматривается как храм); активностная (мир рассматривается «как обретающий в ходе эволюции все более и более сложные формы активности»); организационная, самоорганизационная (синергетика) и эволюционная (доминирует в биологии и распространяет свое влияние на другие дисциплины).



Мировые гипотезы. (по С. Пепперу)... охватывают всю область человеческого опыта.

1) формизм, 2) механицизм, 3) органицизм, 4) контекстуализм,

"В основе мировой гипотезы лежит коренная метафора – базовая
аналогия, с помощью которой возможно понимание мира. На базе коренной метафоры формируется система категорий, образующая определенную гипотезу об устройстве мира. ... мировую гипотезу в определенном смысле можно сопоставить с научной картиной мира... (...). Применительно к биологии коренные метафоры удобнее рассматривать в качестве образа природы, представляемого в рамках той или иной мировой гипотезы".

Механицизм (мировоззрение, характерное для физики), породил
различные "физикалистские идеи в биологии":

-Машинную теорию живого (Р. Декарт, «Первоначала философии»).

-Суммативную теорию живого (живой объект рассматривается как сумма неизменных единиц; например, жизнедеятельность организма складывается из жизнедеятельности клеток (представления Р. Вирхова); [*
КМ - вероятно можно добавить и Ру, в представлении которого отбор Дарвина приложим не к особям, а к клеткам, которые конкурируют в организме; представления Ру повлияли на Вейсмана, который свел организм к сумме детерминантов зародышевой плазмы в его мозаичной теории наследственности; последняя уже почти ХТМ]. СТЭ также из разряда суммативных теорий живого. И поскольку в основе её лежит ХТМ, и поскольку надвидовой таксон рассматривается здесь как сумма родственных видов, а образование высших таксонов представляет собой сумму конкретных видообразований (Завадский, 1968).

- Субстратная (физико-химическая) теория живого рассматривает биологические явления как обусловленные действием физико-химических законов (Шноль, 1979). С точки зрения редукционизма особь рассматривается и в генетике. С генетических позиций свойства особи определяются информацией, содержащейся в генах, т.е. принимается, что элементы детерминируют целое".


В органической мировой гипотезе (органицизм) образом мира является организм, деятельность частей которого обусловлена целым. Органические объекты характеризуются относительным постоянством структуры при заменяемости элементов. Органицизм во многих своих чертах является антитезой механицизму..... Автор считает, что органическая мировая гипотеза достаточно полно охватывает онтологическую специфику биологических объектов [Поздняков 1994]. (*КМ - как я понимаю, ЭТЭ попадает в этот разряд "мировых гипотез" поскольку фенотип здесь рассматривается как устойчивое целое относительно неустойчивых элементов молекулярного и клеточного уровня).

Типологическая мировая гипотеза (формизм) была унаследована биологией из схоластики (а туда из античной философии). Осталась в систематике (частично). [Любарский 1996]

Историческая мировая гипотеза (контекстуализм, историцизм)..... взгляд на онтологическую структуру мира в историцизме сильно отличается от остальных трех мировых гипотез, поскольку предметом анализа здесь выступает не объект, а событие, трактуемое как исторический факт. (...). Реальность выступает здесь как континуум событий, упорядочиваемый пространственно-временными отношениями. ... Сущность со-бытия (совместного бытия) заключается в наличии связи между явлением и наблюдателем (интерпретатором).

"В историцистской биологии аналогом ценности является адаптивность. Так, в СТЭ считается, что эволюция носит адаптивный характер, т.е. с течением времени организмы должны повышать свою приспособленность. Стремление найти для любого признака приспособительное значение заставляет эволюционистов изощряться в адапционистских толкованиях. Эту деятельность эволюционистов можно сопоставить с герменевтической интерпретацией текста. ... герменевтические интуиции эволюционистов невозможно ни фальсифицировать, ни верифицировать, что придает эволюционной теории .... субъективный оттенок.


[*КМ - в обыденном мышлении периода господства неодарвинизма, некритически усваиваемом ещё со школы, "высшей непознаваемой силой" попеременно мыслятся то гены, то отбор, то снова гены. В каком-то плане такое состояние сознания можно охарактеризовать как "научный анимизм", или "псевдо-анимизм", поскольку "отбор" неосознанно представляется как разлитый в природе "контролирующий дух, который может все что угодно (одна крайность) или не может ничего (другая крайность)].



ПРИМЕЧАНИЯ (мои комментарии).

ПРИМЕЧАНИЕ 1.  Психология  научного познания
[На самом деле (и автор статьи ниже об этом говорит) соотношение между реальностью и человеческой мыслительной деятельностью гораздо сложнее (у А.Н.Леонтьева, основателя нашей советской психологической школы, преемственной с дореволюционной школой проф. Челпанова, - речь идет о "деятельностной теории"). Сбор фактов, как их первичная систематизация (эмпирические обобщения) на самом деле возможны как раз только на основе уже сложившихся в сознании реципиента "теорий" (теория, как фонарик, освещает восприятие фактов, как писал А.А.Любищев). То есть когнитивных структур (перцептивных установок, = когнитивных карт, = "предвосхищений", = "ожиданий" - в разных психологических школах и направлениях), которые незримо направляют ситуационное внимание и акцентировки уже на уровне побудительных флуктуаций и психологии перцепции, т.е. обуславливают уже саму избирательность реакций (бесконечные "ситуации выбора") на те или другие факты (т.е. осмысленная расчленение сложного предметно организованного визуального материала, как называют это дело психологи; в том числе сгруппированного в различные ситуации и события разного уровня сложности - значимые границы между ними не самоочевидны и проводятся в зависимости от тех самых "установок"). Речь идет именно о смысловом восприятии фактов ("опознание ситуации"). Одни и те же "факты" (объекты, ситуации, события - неоднозначно расчленяемое событийно-ситуационное окружение, облекаемое уже в перцепции в системное множество разнообразных несовпадающих смыслов) будут восприниматься по-разному (от разных нюансов до полного взаимного непонимания) особями разных культур (цивилизаций), разных языков (особенно по шкале "жестких" и "мягких" языков), разных "мировых теорий" (см. в основном тексте) и даже (в своих масштабах) двумя особями одного двора (в социальной сфере - мужем и женой, которые "не разлей вода") , - в зависимости от структуры перцептивных установок каждого индивидуума, то есть от его перцептивно-смыслового прошлого, которое "организует и направляет" восприятие настоящего, т.е. работает подобно фильтрам в каждом акте восприятия и осмысления действительности. Все эти вопросы слагают область изучения особой науки, Психологии мышления, в которой исторически сложился свой язык "опознания фактов" и описания ситуаций (свои первичные установки-понятия, свои образные формулировки разных уровней -мета, -мета, -мета).




ПРИМЕЧАНИЕ 2. Соотношение ЭТЭ и СТЭ.

По моему мнению ЭТЭ является теорией более высокого уровня по отношению к СТЭ (3-й вариант выхода из кризиса господствующей парадигмы по Куну). ЭТЭ включает в себя и интегрирует в себе: хромосомную теорию наследственности (более в варианте Иогансена, чем Моргана, т.е. с поправками в трактовке параллелизма между поведением менделевского фактора и хромосом, см. "Роковая ошибка ХТН, история эволюционистики, посты 10-12); почти забытую популяционную генетику середины XX века, современную молекулярную эпигенетику (молекулярная биология); теорию биологического поля Гурчича (цитология), теорию "морфогенетического поля" (эмбриология); учение об индукторно-реакционных циклах (основа авторегуляции морфогенеза; Шпеман); учения о модификациях, коррелятивных связях и стабилизирующем отборе Шмальгаузена; принцип генетической ассимиляции Уоддингтона, ряд других эмпирических обобщений и индуктивных построений в генетике (Гольдшмидт, Камшилов), эмбриологии (Светлов, Белоусов), палеонтологии (Руженцев, Симпсон, Гулд и др.) и может быть даже главное, синтетически переработанный вариант учения о филэмбриогенезах (Бэр, Геккель, Северцов, Гулд и другие). СТЭ никак не может ни соперничать, ни дополнять, ни быть инкорпорировано в ЭТЭ (в отличие от ХТН), поскольку представляет собой не цельную теорию эволюции (более частную, чем ЭТЭ, приложимую, скажем, только к уровню видообразования), а только эклектичное смешение ХТН (в несколько ошибочном изложении Моргана и его учеников, и ошибочной абстракции Вейсмана) с извращенным представлением о естественном отборе (даже применительно к пониманию Дарвина) и со многими правильными эмпирическими обобщениями популяционной экологии и зоогеографии (например, учение Майра о роли географической изоляции), которые получают в рамках ЭТЭ несколько иную, более точную и разноплановую интерпретацию.



Рис1 из стать Denis Noble, Experim. Biology 2015.  ЭТЭ неправильно было бы  назвать полным аналогом Integrated Synthesis  "в русском врианте".  Но по духу выражения это правильно.  Только если на западе Integrated Synthesis скорее пожелание, то ЭТЭ это действительно законченная теория, хотя отдельные её положения (концепция таксона и концепция вида, в частности, требуют проработки).



ПРИМЕЧАНИЕ 3.   Отрывок из книги Льва Кривицкого -
Эволюционизм, том первый

"Неодарвинисты очень мало занимались экспериментальным доказательством своих концепций, они делали преформистские выводы непосредственно из генетических экспериментов. Неоламаркисты же как в своих теоретических построениях, так и в экспериментах также не избежали преформистского подхода к развитию. (...) Сами же ламаркистские экспериментаторы, воспринимая отношение к себе научного сообщества как к отщепенцам нормальной науки, "еретикам" и чудакам, пытающимся доказать недосказуемое, испытывали на себе огромное психологическое давление негативного характера. Заниматься такими экспериментами могли только подвижники и фанатики науки, априорно убежденные в собственной правоте. Их убежденность строилась на той очевидности влияния жизнедеятельности на наследственно закрепленные признаки, которую огромное большинство ученых в их время принимало за кажимость, что побуждало их идти против могучего течения научной мысли. Они работали на свой страх и риск, не имея достаточного финансирования из обычных источников, над ними нередко посмеивались или даже издевались ближайшие коллеги, их изгоняли из институтов и создавали всяческие препятствия для научной карьеры. (...) Но они работали. Обстановка враждебностью окружения не могла не побуждать их к поспешным заключениям, необоснованным выводам, которые еще более сгущали атмосферу всеобщего неприятия их работы. Но мы не можем не сказать о них доброго слова. И не только потому, что отрицательные результаты, полученные наукой, бывают не менее важны для нее, чем подготовленные ими положительные. А прежде всего потому, что их исследования в какой-то мере способствовали пониманию тех каналов влияния, которое биологическая работа организмов действительно оказывает на генетические структуры без какого-либо прямого унаследования приобретенных признаков."

Tags: наука, эволюция, эпигенез
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments